Войдите в ваш аккаунт

Ник *
Пароль *
Напомнить мне

Вадим Кохельников: Такие люди, как Валерий Карпов, не умирают

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

 

10 октября исполнится четыре года с тех пор, как нет с нами легендарного капитана магнитогорского «Металлурга» Валерия Карпова. Он играл в «Металлурге» под 44-м номером и ушел от нас на 44-м году жизни.

За несколько дней до своего 43-го дня рождения – 30 июня 2014 года Валерий Карпов упал с лестницы, получил травму головы, и три с половиной месяца находился в больнице. Трагедия произошла в ходе бытового конфликта. Хоккеист перенес две операции, но умер, так и не приходя в сознание. Одним из первых, кто мне позвонил и сообщил о случившемся с Карповым, был его лучший друг Вадим Кохельников.  Тогда я не придал этой ситуации особого значения, полагая, что Валерий Карпов выберется из нее, как выбирался из ряда других сложных ситуаций. Карпов, действительно, был одним из тех хоккеистов, который дружил со всеми. В том числе и с нами, журналистами. Я брал интервью со многими капитанами «Металлурга», но именно Карпов – единственный из них, кто однажды пообщался со мною по душам. Просто так, без диктофона.

В августе этого года мы встретились с Вадимом Кохельниковым, чтобы еще раз вспомнить его лучшего друга Валерия Карпова...    

–        Помните тот день, когда познакомились с Валерием?

–        Это было в Челябинске. В 90-е я совмещал игру в баскетбол с бизнесом. С другом открыли там пивные киоски. Был знаком с  двумя братьями-близнецами Истомиными с завода ЭМЗ (электромеханический завод). Они играли в футбол за этот завод, и однажды привели Валерия Карпова в пивной киоск в гости познакомиться. В 1993 году Карпов стал чемпионом мира по хоккею, был на тот момент очень известным человеком не только в Челябинске. На следующий день он меня пригласил с супругой отдохнуть рядом с ЭМЗ. Поблизости был лес. Повод – день рождения первой жены Валерия - Милены. На этом празднике и завязалась тесная дружба между нашими семьями. Валера – контактный человек, для меня он был очень добрый, и я могу вспомнить о нем только хорошее. Мы по-дружески очень часто друг другу помогали. Я говорю не про финансовую помощь. А так бывает, что люди как-то друг с другом сходятся. Может быть, от того, что он в хоккее добился успехов уже будучи молодым игроком. Стать в 22 года чемпионом мира – большое дело. Я помню, что в той команде был еще Быков, Хомутов, другие опытные мастера. У них приличная команда была в 1993 году. И мы с Валеркой на Изумрудном карьере стали кроссы бегать по шершням. Он как раз готовился уехать в НХЛ, в Анахайм. Но я его даже отговаривал: «Может, тебе этого не надо?» Но тогда все почему-то стремились играть в НХЛ.

 

–        Как, впрочем, и сейчас.

–        Это правда, но сейчас хоккей у нас далеко ушел, особенно в финансовом отношении. Я не завидую, а просто считаю: если люди работают, они должны получать за это достойные деньги. Это должно относиться к любой профессии: журналиста, врача, тренера, преподавателя. Если врач будет лечить спустя рукава, кто у нас выживет? Правильно? Так что в любом деле должны быть профессионалы. И за это они должны получать хорошие деньги. С Валерой, я считаю… Его уже нет четыре года, а мне кажется, что он просто уехал куда-то. За границу. Он для меня не умер, потому что я считаю, такие люди, как он – не умирают. Хотя он не для всех был хороший, но для меня и моей семьи – хороший. Он для меня как брат был. Почему был? Он остался мне братом. Как и мой брат Игорь, которого я потерял очень рано, в 1998 году. И, кстати, Игорь тоже принял Валерия, сдружился с ним. У них тоже были открытые дружеские отношения. Его рост как профессионального хоккеиста и как человека происходил на моих глазах. Он меня в Америку пригласил, подарок сделал на мое 30-летие. Приходит такой вот пакет с орлом, а в нем приглашение в Анахайм. У него был там дом двухэтажный с бассейном. А на задворках специализированная школа с баскетбольной площадкой. А я же тогда еще играл в нашей магнитогорской баскетбольной команде за Романа Федоровича Кабирова. И мы с женой перелазили через забор: она мне мячик подавала, и я броски отрабатывал, готовился к сезону, чтобы не выглядеть бледно. Наш возраст помнит своих героев. Я хорошо помню нашего хоккеиста Алексея Степанова, был такой здоровый парняга. Потом Сергея Земченок, - хороший парень. Их нет уже давно. Это жизнь. К сожалению, негодяев меньше не становится. 

–        Ваши впечатления от Америки тех лет?

–        Я на все матчи ходил с родителями Олега Твердовского. Он играл с Валерой в одной команде. Как и Михаил Шталенков. Там познакомился с Дмитрием Христичем. Мы под новый год в Анахайме оказались, и Валера хотел нам показать всё. Но за три недели всё не увидишь. Новый год встречали с русскими людьми в заведении с нашим названием: «Русская рулетка». Успел посетить семь хоккейных матчей, и ни одной игры НБА. Люди, конечно, там выполняют титанический труд: столько матчей за сезон сыграть! И у Карпова там были сплошные сборы – тренировки, игры. Конечно, это были незабываемые минуты. Ездили мы на Биг-Бэр, - в Калифорнии есть такое высокогорье. На лыжах там катался. Познакомился с одним русским дантистом из Лос-Анджелеса. Потом Валера в Россию играть переехал. Дружба не потерялась.

–        Почему у него не сложилась карьера в НХЛ?

–        Слишком много было травм. Молодой, горячий, уровень хороший, но там, как правило, не трогают людей с именем. Таких великих как Грецки, Лемье просто объезжали. А Валере приходилось доказывать. Его признавали лучшим игроком недели за красивый гол. Он по льду летал словно ракета. Его даже сравнивали с Павлом Буре. Ему не повезло там. Несколько сотрясений! Однажды получил серьезную травму: переехали коньком лицо, когда он упал в результате столкновения на лед. Представляешь, какая это боль? Ему сделали такую великолепную пластику, что шрама почти не видно было. Это же надо – проехать коньком по всему лицу! Думаю, если бы у нас «слепили», Гуинплен просто отдыхал бы!

–        Что ещё отметили бы в игре Валерия Карпова?

–        Он же штатным пенальтистом был. Все время буллиты бил, практически без осечек. Однажды канадцам не забил – как выше ворот дал! Для него это был непоправимый момент, долго потом себя за это корил.

–        Как считаете, Карпов мог привыкнуть к американскому образу жизни?

–        Этот вопрос себе не задавал, но могу ответить однозначно, что нет.

–        Но ведь остаются жить в Америке бывшие игроки из России. Тот же Олег Твердовский.

–        Он в Америке начал играть совсем молодым. Я его спрашивал: как ты в Донецке научился в хоккей играть? У вас же там снега практически нет! А он несколько лет подряд признавался лучшим в НХЛ по катанию спиной вперед. У него знаете, какая скорость была таким видом катания. Так вот, Валера по характеру души не мог быть по натуре американцем, не мог он обосноваться и жить в штатах. Милене, первой жене, конечно, хотелось остаться в Америке, но он не горел тем, чтобы остаться. Хотя  к нему очень хорошо в команде относились. Ну там все всем улыбаются. Они вам будут в глаза всегда улыбаться, а за вашей спиной подлянки строить. Там Валера спокойный образ жизни вел, коммуникабельным был человеком.

–        В 1997-м году Карпов дебютировал в магнитогорском «Металлурге». У него была возможность продолжить карьеру не в Магнитке, а в другой команде?    

–        Мы эту тему как-то не обсуждали.  Помню, он позвонил мне и сообщил: «Брательник, я еду в Магнитку». На что я ответил: «Будешь у меня жить?». - «Нет, так не получится, мне там дадут квартиру». И поселился в одной из квартир по Ворошилова. Уже в те годы был специальный подъезд, где жили хоккеисты с семьями.  

–        Он рассказывал, почему решил продолжить карьеру в «Металлурге»?

–        Магнитогорск – он же всегда славился, а «Металлург» – это имя. У нас же не зря баскетбольная команда в свое время тоже «Металлургом» была названа. Тогда, я спросил: «А как же «Трактор?» - «Ну, теперь будет Магнитка», - ответил он.

–        Деньги вас не ссорили?

–        У нас была настоящая дружба. Иногда я ему помогал, но в других вопросах, не связанных с деньгами.

–        Как отмечали первое чемпионство в Евролиге, в чемпионате России?

–        Поехали на Банное, на горнолыжку в Абзаково. Но Валера не катался, он любил горные лыжи, но по контракту было запрещено. В НХЛ любая травма во время игры была застрахована, но если игрок получал травму, катаясь на лыжах, то это уже был не страховой случай. Поэтому кататься было нельзя. И здесь, в Магнитогорске, он этому правилу придерживался.   

–        Медаль в руках держали?

–        Конечно. У него этих медалей… И золотой шлем есть. Бывало, я сяду за компьютер в этом золотом шлеме, на что Валера всегда с юмором делал замечание: «Брательник, ну куда ты на свой бубен его натянул»… Валерка, он молодец, он спорту сильно отдавался. Многое в него вложил отец Евгений. Он его с малых лет… Я мог предотвратить этот случай. Мы с моей супругой его предупреждали, что может произойти непоправимое. Все-таки моя супруга Зоя Васильевна обладает невероятным чутьем. Она предупредила,  и буквально через неделю произошло это горе.

–        После некоторого времени в Тольятти и «Динамо» он вернулся в «Металлург». Рассказывал о причинах, почему там не получилось?

–        Нет, Валерий старался не вдаваться в подробности. Такие вещи не рассказывал, а я не лез, не спрашивал. Магнитку он хорошо вспоминает. Вспоминал. Белоусова. Мы же с ним  в одном доме жили, встречались часто по дороге на работу: он на хоккей, я на баскетбол.

–        Незабитый буллит в пятом матче финала «Авангарду» помните?

–        Вообще не помню. (Хотя мы эту игру с Вадимом Кохельниковым смотрели по телевизору в кабинете главного тренера баскетбольной команды «Металлург» Романа Кабирова. На пятый финальный матч не попали, ибо в этот день баскетбольная команда сама играла дома матч чемпионата Суперлиги).

Роман Кабиров и Вадим Кохельников.

–        Он же убитый горем был…

–        Ну, был убитый. Если человек профессионал, ему все время надо выигрывать. Он не может проигрывать, как и я. Я всю жизнь хотел и хочу, чтобы моя команда выигрывала. Так же и Валерка стремился только выиграть. Однажды «Металлург» проиграл московскому «Динамо», ничего не забил. И я спросил Валеру: «Может, что скажешь?». «Да они с пяти бросков две забили, а мы им все штанги поотбивали. Не залетает. Как будто ворота двигаются, а мы не можем попасть». Когда «Металлург» был дома, он всегда к нам в гости приходил. Зоя Васильевна очень хорошо готовит. И мы здесь, сидя за столом, все время разговаривали. Ни разу в жизни с ним не поругались. Они с Женей Малкиным очень хорошо дружили, однажды приехали ко мне на дачу в мой день рождения.

–        Чем он занимался после хоккея?

–        Я считаю, что он во второй раз женился на непорядочной женщине Анне. Но я её зову Нюркой. Анна Карпова, конечно, чудовище. При первом же знакомстве она мне сразу не понравилась. От нее прям негативом несло. С первой женой Миленой мы до сих пор дружим. Бывало, мы Новый год несколько вместе встречали. Однажды так было, когда она с Леной Степановой приехала. Я и моя жена Зоя ему говорили, что он совершил по жизни чудовищную ошибку. Мы не находили общего языка с этой женщиной. Бывают люди негодяи, вот она негодяйка. Она из этого племени. Все произошло из-за нее. Она получила деньги с Валеры, и он ей стал не нужен.

Вадим Кохельников.

–        После окончания карьеры он мог жить спокойно?

–        С деньгами было нормально все, на эту тему никогда не жаловался. В тренеры не стремился, его тянуло поиграть. Все-таки он был хорошим хоккеистом. Стремился от хоккея не отойти. Не мог я Валеру остановить, он же взрослый человек. После того как он развелся с первой женой, и женился вот на этой женщине, всё у него пошло комом. Он ей просто давал деньги. Она его просто доила. А Валерка дальше не видел. Я ему говорил: «Ты посмотри, что происходит!». За неделю до того он ко мне приехал в гости на Банное. Прилетел из Сочи. И в следующий раз я его увидел в гробу. Он приехал очень расстроенный. И никаких спиртных напитков не выпивал. Пиво все спортсмены любят, но он даже пива не пил. Две ночи подряд он просидел с моей женой, они все время разговаривали на эту тему. Зоя убеждала его уйти от жены. Однако в семье было две девочки. Валера тоже не гад. И он говорил неоднократно мне, что во многом из-за второй жены упустил сына Сергея. А Сережка-то вылитый Валерка Карпов.  

–        А вы с Сергеем общаетесь?

–        Нет. Он уезжал к своей тете, младшей сестре Валерия – Наталье. Она супруга бывшего хоккеиста Дениса Афиногенова. Я его тоже знаю. Он хороший, порядочный парень.        

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ.      

Фото: www.metallurg.ru, из личного архива Валерия Карпова, Алексея Воронцова.