Войдите в ваш аккаунт

Ник *
Пароль *
Напомнить мне

Нина Сергеева: Теннис – это шахматы в движении

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Всеобъемлющая популярность большого тенниса в постсоветский период принесла свои плоды в начале нового тысячелетия. В Магнитке все эти годы медленно, но верно шел поступательный процесс популяризации этой игры. Семь лет назад на базе существовавшего тогда ОФиЗ «Магнит» была создана автономная некоммерческая организация «Теннис-клуб», которую возглавила Нина СЕРГЕЕВА. С тех пор теннис стал одной из составляющих досуга работников металлургического предприятия и его дочерних организаций.

И кроме того, появилась возможность привлекать к занятиям этим видом спорта детей с четырехлетнего возраста. Обо всем этом, а также о многом другом в интервью с сегодняшней гостей рубрики «Персона».

Наша справка:
СЕРГЕЕВА Нина Михайловна. Родилась 4 марта 1952 года. Образование высшее (в 1975 году окончила черкасский институт физической культуры), отличник физической культуры. Тренером по теннису работает с 1994 года. Директор АНО «Теннис-клуб» с 1998 года.

–        Нина Михайловна, большой теннис в Магнитогорске не столь широко известен, как настольный теннис, но тем не менее наверняка имеет довольно богатую историю.
–        Действительно, где-то с послевоенных лет теннис начала постепенно развиваться. Первыми теннисистами в городе Магнитогорске, правда, еще в 30-е годы были американские специалисты по строительству металлургического завода. А в послевоенный период нашу интеллигенцию к этому виду спорта приобщило несколько немцев. Насколько мне известно, в тот период играло очень мало народу. Вместе со мной теннисом увлекались сильнейшие спортсменки города. Это Эвелина Сулимова-Левтерова и Валентина Крепкогорская. Ее муж, председатель городской федерации тенниса, очень сильный игрок Леонид Крепкогорский в конце 80-х годов прошлого века пытался нас всех объединить. Был создан клуб любителей тенниса, объединявший не так много – чуть более десятка человек. Но эта компания была играющей, привлекала других людей, однако четкая организованность все равно не прослеживалась. Так называемые корты, которые не были размечены, захватывались, как правило, стихийно. Впрочем, были поездки на соревнования в тот же Челябинск, где проводилась матчевая встреча, в которой мы выступили неплохо. Но что очень важно, те, кто тогда со мной играл, до сих пор не бросают это дело.
А уже в 1995 году ко мне обратился директор ОФиЗ «Магнит» Виталий Коломийчук: «Нина Михайловна, ты играешь в теннис, тебе, как говорится, и карты в руки». Конечно, мне нравился этот вид спорта, в котором что-то получалось, но все равно было страшно. Однако я потихоньку начала. Сначала появились группы самоокупаемости, причем людям нравилось, они задерживались, и, таким образом, складывался постоянный коллектив. Уже через два года – в конце 1997-го мы стали называться клубом, в качество учредителей которого со своей базой вошел ОФиЗ «Магнит» и я, как директор созданного «Теннис-клуба». С того времени мы и существуем. Теперь у нас очень много детей. Почему мы пошли по типу клуба? Потому что: во-первых, не было денег, во-вторых, базы, и, в-третьих, кадров. А так как в городе не существовало особых традиций, нужно было популяризовать этот вид спорта, сделать его более доступным, привлечь массы. И мы все эти годы старались это сделать.
–        По большому счету в Магнитке теннис это все-таки увлечение или вид спорта?
–        И увлечение, и вид спорта. Понимаете, рано или поздно срабатывает закон диалектики, когда количество переходит в качество. То есть если раньше дети не очень хорошо играли, и были просто увлечены этой игрой, то теперь, естественно, ставка будет делаться на качество обучения, чтобы двигаться дальше. Первоначальной задачей было привлечь как можно больше народа, сейчас я уже мечтаю поработать на мастерство. Причем, есть с кем работать - наш клуб постоянно набирает маленьких ребятишек. 
–        А много ли в городе тренеров, способных обучать этой игре?
–        Нет. Когда все начиналось, в моем клубе тренером была только я. Потом пригласила Леонида Крепкогорского, он очень сильно помогал: ставил технику, следил за дисциплиной. Спустя время подросли мои воспитанницы Екатерина Кривошейко и Дарья Лунева. Теперь вкладываются в них деньги, они постоянно ездят на стажировку в Москву в российскую академию физической культуры, обучаются там по специальности «тренеры-преподаватели».
–        А вы где сами учились играть?
–        В институте физической культуры города Черкассы. Что интересно, там теннис преподавался лучше, чем легкая атлетика, хотя у меня по ней была специализация. Когда вернулась в родной город, первое время было непросто, поскольку играть было негде. Возможность появилась с введением в эксплуатацию легкоатлетического манежа. В основном играла с мужчинами, потому что женщин было мало. У меня любовь к этому виду спорта была всегда, наверное, потому, что он в тот период считался почему-то запретным, буржуазным. Его почти совсем не показывали по телевидению, о нем мало писали в газетах. Но им интересовались многие известные люди, например, Николай Озеров, Анна Дмитриева.  
Потом, после создания «Тениис-клуба» пришлось самой поездить по другим городам, перенимать опыт. Очень много интересовалась. Как же существуют другие клубы. Конечно, можно было бы исходить из иных моделей, но все же надо придерживаться местных корней. Это будет крепче и надежнее.
–        Тем не менее, согласитесь, не каждого можно научить играть в теннис?
–        Вы знаете, я смело могу сказать, что теннис любят за то, что он доступен абсолютно всем. Конечно, обучаться надо, но здесь дело во времени. Кто способнее, тот быстрее приобретает навыки, а кто учится чуть медленнее, тот подольше. Но все равно методом настырной тренировки можно достичь желаемого. Мы ставим удары до тех пор, пока они не будут доведены до автоматизма. Вот, почему начинать надо, конечно же, в идеале с 4-5 лет. В этом возрасте у ребенка идет обучение на подсознательном уровне, и ему по большому счету все равно: ведь корт для него очень большой, играть на нем не слишком тянет, а потому очень нравятся упражнения, которые приучают к технике. После того, как они проучились четыре года, в 9-летнем возрасте уже начинают играть. И корт не кажется уже маленьким, и бьют очень сильно, практически также, как и взрослые. А теннис на самом деле доступен всем.
–        Как часто в неделю нужно брать в руки ракетку, чтобы хотя бы сносно научиться играть?
–        В наш клуб приходят очень много мужчин среднего возраста, которые не любят обучаться в группах, больше берут занятия на двоих, троих, а также индивидуальные занятия, включающие физическую нагрузку, обучение технике. Некоторым удается даже терять вес, чему, разумеется, они рады, потому что часть приходит, чтобы заодно решить эту проблему. Ну и конечно, обучаются теннису, совершенствуют игру. Я думаю, что не менее чем два раза в неделю. Тогда будет и успешно, и интересно.
–        Есть такое понятие, как массовый вид спорта. Ваш вид массовым не назовешь?
–        Если говорить о любительском уровне, то теннис массовым видом назвать можно. Если говорить о результатах, каких-то больших достижениях, то, конечно, нет. В этом случае тренер должен работать индивидуально с одним учеником, и, может быть, по три часа два раза в день. Вот тогда вероятны успехи. А некоторые родители приводят детей, и у них перед глазами сразу мелькают доллары. Хотят, чтобы мы из них сделали вторых Кафельниковых, Курниковых. Но я сразу говорю, что по этому поводу нужно обращаться не к нам, а в Америку или  испанскую школу. Но там берут не всех детей, проводят отборную селекцию, потому что на талантливых все-таки тратится меньше времени, чем на обыкновенных детей. Современный теннис – это бизнес. Однако я стараюсь вкладывать душу в каждого ребенка, и поэтому когда кто-то от нас уходит, частичка сердца отламывается.     
–        Городские соревнования, которые проводятся по теннису, как правило, приурочиваются к каким-либо праздникам. Каков их уровень?
–        Будем говорить, третьего взрослого разряда. Может быть, кто-то играет лучше. Чтобы получить более высокий разряд, нужно участвовать в российских турнирах, набирать рейтинг. Впрочем, в наших городских соревнованиях принимает участие много народу. Правда, раньше мы делали открытое первенство клуба, сейчас же вынуждены закрыться, потому что расшириться не позволяет скромная база, и по времени тоже ущемлены. Но, думаю, что в ближайшем будущем начальник УФКСиТ Леонид Одер поможет нам провести первенство города на хорошем уровне. Развитие тенниса в городе идет – есть секция при ледовом Дворце, в Хуторках. Приятно, что среди тех людей, что в них занимаются, много наших воспитанников.   
–        А вот как определить, сильнее ли ваша школа, к примеру, челябинской?
–        Помериться силами. В большинстве случаев современные теннисные клубы открываются как автономные некоммерческие организации. У меня адресов таких клубов очень много, с ними можно наладить связи. Но приглашать сюда нельзя, потому что в Магнитке нет кортов, а только площадки, приспособленные под корты. Действительно, матчевые встречи между школами разных городов не помешали бы. Теннис – это шахматы в движении, где надо мыслить на два хода вперед. Не случайно, родители пятилетних детей замечают, что их дети самые сообразительные в детском саду, начальной школе. Нам, конечно, приятно слышать такие слова. А для более старших юношей и девушек корт – это сцена. Ты вышла, - и покажи себя. Если сможешь выступить как хороший артист, то состоишься как теннисист.    
–        Однако серьезных достижений на российском уровне у магнитогорцев еще не было?
–        Некоторые родители предпринимали попытки, возили своих детей на соревнования достаточно хорошего ранга, но в целом успехи были скромные. Просто мы очень мало существуем, работаем. Я думаю, успехи обязательно придут, мы зазвучим.
–        Дети приходят в ваш клуб, записываются, а отток из него наблюдается?
–        Да, есть, конечно, отток. Вероятно по той причине, что у детей слишком сильная занятость. Перед ними в этом возрасте поставлены другие задачи. Это и обучение языку, танцам, компьютеру.
Первый набор в нашу школу продержался «от и до». Правда, когда пришло время поступать в институт, ребята разъехались. Сейчас же, поступая в ВУЗы, наши воспитанники продолжают заниматься в клубе, правда, бывают какие-то временнее передышки, связанные с зачетами и экзаменами. До этого делали ставку на сильно взрослых – после 25 лет и старше, а также на детей до 14 лет. Теперь положение изменилось, дети остаются, а обучение начинаем с 4 лет. Причем, мы не отбираем специально по тестам, хотя этот путь для нас был бы гораздо легче: группы занимающихся были бы намного качественнее. Но все равно, существуя на самоокупаемости, мы должны в первую очередь думать о платежеспособности и брать к себе на обучение тот контингент, который может платить в течение всего срока занятий в клубе.     
–        Говорят, среди посетителей вашего клуба много работников комбината. Это правда?
–        Да. Наш клуб заключает договора с дочерними предприятиями ММК, чьи работники у нас занимаются целыми группами, а за них оплачивает организация. Таким образом они обучаются. Прошлым летом состоялась Спартакиада среди структурных подразделений ММК, и лично мне было приятно, что те люди, которые у нас обучаются, оказались в лидерах в теннисных состязаниях.  
–        А кто из самых известных руководителей комбината является заядлым любителем большого тенниса?
–        Их много. Конкретно – директор по финансам и экономике ОАО «ММК» Евгений Карпов. Я знаю, что и Виктор Рашников в свое время играл в теннис.
–        Дополнительная поддержка со стороны комбината вам не помешала бы?
–        Одна из поставленных перед нами задач – научиться выживать. Если бы мы избрали путь ходить и просить, то нас давно бы уже не было. Просто это ненадежно. Нам трудно, такого быстрого развития, какого бы хотелось, конечно, нет. Но, как известно, быстро хорошо не бывает. Были спонсоры, которые нам купили «пушку», я до сих пор благодарна этому человеку. Помогают в организации летнего досуга: в июне проводим учебно-тренировочный сбор, таким образом, решая задачу общефизической подготовки. Поддержку со стороны найти, конечно, можно. Но я думаю, прежде нужно показать свою работу. Потому что, когда приходишь и говоришь, что «Я  мечтаю», на тебя посмотрят, как на мечтателя, и на этом все закончится. 
–        Нынешняя ситуация вас, как тренера, полностью устраивает?
–        Нет, считаю, что это только начало. Может быть, первая маленькая ступенька. А продолжение последует, если мы будем вкладывать в молодых тренеров деньги, будем отправлять их на стажировки. Их квалификация, естественно, будет повышаться, а вместе с ней – выше цели и реальнее мечты. 
–        При клубе имеется база инвентаря, но она, как я понял, недостаточная.
–        Во-первых, хочется, что были ракетки хорошего качества. Как правило, у каждого занимающегося индивидуальный инвентарь. В клубе должны быть «пушки», тренажеры, много мячей. Особенно деньги уходят на этот предмет, потому что в манеже мы не одни и у других ребятишек большой соблазн на этот желтый мяч.
–        Корты бывают разные: травяные и грунтовые. В Магнитогорске пока нет ни тех, ни других. Тем не менее, построить их всегда можно, но какое именно покрытие подойдет под местные погодные условия?
–        Если строить открытые корты, то грунтовые для наших природных условий не подойдут. Слишком много снега, и ухаживать за ними надо очень тщательно, для чего нужны специалисты. Два акриловых корта, что имеются в районе Центрального стадиона, полагаю, соответствуют нашим условиям. В закрытых помещениях можно постелить искусственную траву.
–        Лично вам самой теннис за эти годы не надоел?
–        Я очень сильно люблю свою работу. Много лет работаю тренером и без этой деятельности себя не мыслю. Большой теннис – это быстрое воплощение навыков, где сразу виден результат. Одно умение играть не говорит о том, что ты замечательный тренер. А вот научиться видеть ошибки, вовремя их исправить, показать, как надо правильно, - в этом и заключается тренерский дар педагога, который является особым даром.
–        Насколько велика разница в преподавании тенниса в наше время и допустим, 15 лет назад?
–        Вы посмотрите, сколько сегодня людей ходят с ракетками, а раньше, когда с ними ходили, то прятали, чтобы никто не видел, что мы играем в теннис. Он считался буржуазным видом спорта, не приветствовался. Почему сейчас проснулся интерес к бодибилдингу и теннису, потому что это были запрещенные виды спорта. Некоторые говорят, вот если бы Ельцин не играл. Однако еще до Ельцина играли, просто ему надо сказать большое спасибо за то, что легализовал этот вид. И посмотрите, как в нашей стране он шагает. Только обидно, что ведущие российские теннисисты учатся за границей. К сожалению, у нас таких условий нет, и не будет. Россия – зимняя страна, а тренироваться нужно на открытых кортах. Но все равно любителей много и, прежде всего, необходимо для них создать условия. А теннис учит хорошим манерам, поведению. 
–        В городе есть федерация тенниса?
–        Да, мы ее создали. Образована она при клубе, кто в него входит, тот и состоит в федерации. Правда, двери в эту федерацию открыты для всех теннисных секции города, с которыми мы готовы сотрудничать. Ведь самый главный показатель – это твоя работа. 
–        Вы, как я понимаю, с оптимизмом смотрите в будущее?
–        Конечно, но ближайших планов не хочу раскрывать. Замечу лишь, что все-таки в этом году постараемся вывезти своих ребятишек на турниры в соседние города – Челябинск, Уфу.


Источник: Магнитогорск спортивный
Автор: Артур ИВАННИКОВ